Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Библиотека

Шах и мат - мне.

Занятие по шахматам у Саввушки проводятся рядом со школой, в библиотеке, что на углу Садового и Нового Арбата.
После того, как я забираю сына с продлёнки, мы идем есть в кулинарию,она тут же, рядом, на углу. Савва там ест, как вы понимаете, гораздо лучше, чем дома. Даже мясо иногда! Вчера был в восторге от драников со сметаной.
Откушав в этом чудесном кафетерии, в удивительной атмосфере полу-багемной забегаловки: с чудесной расписной и состаренной мебелью, с прекрасными картинами про грудастых женщин, завороженных пирожным или поедающих рыбу огромными непропорциональными руками и малюсенькими приборчиками, в окружении играющих в нарды на планшете симпатичных молодых ребят, стаек модных и очень воспитанных школьников, известных режиссеров и их учеников, которые также как и ты толкутся в очереди и ожидают, пока разогревается их чечевичный суп и печеночные оладьи. Одним словом, атмосфера всегда уникальная и неизменно уютная.
После ужина мы отправляемся в соседнюю кофейню пить кофе с круассанами. Вот такое удивительно удобное соседство. Если у нас есть время, то мы с Саввкой берем чайник зеленого чая и делаем уроки за длинным деревянным столом, окруженным со всех сторон окнами, за которым летит/ползет Садовое с одной стороны и несется/плетется Арбат - с другой. А если времени нет, то мы хватаем кофе с булкой и топаем по переходу на шахматы.
Дверь в библиотеку высокая, с круглой глянцевой ручкой, а дерево, из которого она сделана морщинистое, отполированное временем. Открывается она со скрипом: и вот - мы попадаем в другой мир.
В предбаннике, как правило, ждут деток с шахмат один-два родителя. Сидят в небольших креслах, если и переговариваются, то очень тихо, но чаще читают, кто смотрит в газету, а кто - в телефон.
Детки снимают верхнюю одежду, переобуваются и заходят бесшумно в читальный зал, где собственно и проходит само занятие. Учит ребят 20-летний студент Миша, как поведала мне чрезвычайно осведомленная бабушка мальчика Пети.
Миша - невероятно интеллигентный и очень нежно общается с ребятами. В конце каждого занятия они играют партию и он дарит каждому наклейку. Савва счастлив и очень увлечен шахматами.
А в соседнем зале, он поменьше и там стоит рояль, сидит заведующая библиотекой, Ольга Михайловна. Это невероятно дружелюбная и добрая женщина. Она всегда поинтересуется как дела у каждого ребенка. Всех помнит по именам. Родителям непременно предлагает журналы или книги, чтобы скоротать время. Иногда дверь в ее кабинет неплотно закрыта и я невольно слышу, как она разговаривает со своим волнистым попугаем. Даже с ним она говорит с уважением. Чем-то делится, советуется. Как-то проходя мимо меня, укутанной в яркую войлочную тунику, она замерла в воскликнула: какой кадр! - воскликнула она. За моим креслом раскинулось пыльное искусственное лимонное дерево, украшенное к новому году незамысловатой мишурой. И вот я уже в ее фотоаппарате, на который она снимает фотолетопись библиотеки: наших ребят за игрой в шахматы, задумавшегося над шахматной доской студента Мишу, маленькую девочку Ясю, сестренку, шебутного Пети, которая терпеливо листает книжки почти целый час, Савву прильнувшего к аквариуму с черепахой Люсей.
И вот давеча со мною случился катарсис...
Сижу я, простите за выражение, в ойфоне, играю в "зуму", это единственная игра, окромя майнкрафта, в которую я иногдаиграю. Это мне помогает не думать ни о чем и отвлечься, отдохнуть. Уже немного почитала - устала, новости в фб полистала - опять устала, и вот играю, значиццо, отдыхаю, жду будущего гроссмейстера. Вдруг в предбанник из читального зала выпорхнули двое: мальчик лет 11 на вид и девочка, постарше, брат и сестра, как я поняла из их разговора. Очень симпатичные, длинноногие блондины. Одетые не броско, но в очень качественную одежду.
Я их видела ровно столько раз, сколько водила Савву на шахматы, т.е. практически по два раза в неделю. Завсегдатаи библиотеки, то бишь.
Одеваются, обсуждают школьные дела. Видя, как мальчик пытается впихнуть в свой и без того пухлый рюкзак стопку книг, я не удержалась и спросила: и ты все это должен прочесть? Столько задали?
Почему же должен? - возмутился мальчик добродушно, - я просто люблю читать, этого мне на неделю едва хватит.

В этот момент меня словно холодной водой облили. Я оцепенела и стала медленно прятать свой ненаглядный кайфон с летающими шариками за спину.
Мы, - продолжил словоохотливый мальчишка, - любим читать. У нас нет планшетов и телефонов, и телевизора тоже нет. Наша мама считает это вредным для нас. Нам же надо себя занять, вот мы и читаем.
Я слова вымолвить не могла.
До свидания, - вежливо сверкнули улыбкой ребята и ушли, продолжая что-то торопливо обсуждать.

Я продолжала сидеть, стыдливо держа руку с телефоном за спиной.
Во-первых, я восхитилась их изумительной мамой. Вырастить таких чудесных и умных ребят, привить им любовь к книгам - честь и хвала.
Во-вторых, я еще и до этого отметила какие они оба прекрасные внешне, какие вежливые, от них словно исходит свет...
И вот я узнаю, что эти дети не "вынуждены" ходить во взрослую библиотеку, это их желание читать гонит несколько раз в неделю за книгами. Казуистика, увы.
Я видела, как Ольга Михайловна их привечает. Как ей нравится эта белокурая парочка.
И вот сижу я такая, никакая, в своем кресле, под пыльным лимоном, прихожу в себя, как вновь раздается скрип двери, и в помещение громко дыша вбегает пес дворянского происхождения, на поводке, втаскивая за собой маленькую, укутанную в старые, изъеденные молью, соболя старушку. Ольга Михайловна услышала знакомое шарканье и пыхтение и вышла им на встречу:
- Анна Иванна, голубушка, ну что же Вы меня так пугаете, я жду Вас, волнуюсь, а Вас все нет!
Иннокентий, а ты как? - сказала она обратившись к собаке, грозя шутейно пальчиком, - что же ты за Анной Иванной не доглядел?
- Не ругайте Кешеньку, он не виноват, это у меня голова закружилась тогда, вот и упала. - сказала старушка, гладя своего любимца.
- Ну как Вы, без последствий? Как давление Ваше, как настроение? - искренне интересовалась библиотекарь.
- Настроение у меня грустное, - сказала Анна Ивановна, кокетливо потупив взор.
- Что так?!
- Кто-то оставил цветы на площадке. Розы! Прямо у моей двери, воткнули меж лестничных перил. Кто бы это мог быть? Да и мне ли они?
- Ах, Анна Иванна, проказница! - лукаво улыбнулась Ольга Михайловна, - Вы же знаете, что кроме Николай Николаича кому же быть?
- Я тоже про него подумала. Но побоялась брать. Так и торчат из перил...
- Анна Иванна, милая, заберите и поставьте в вазу. В чем же цветы виноваты, - как-бы ругалась Ольга Михайловна.
- А вдруг это соседям? Хотя, - тут же себе же и ответила, - если бы им, они бы давно их забрали.
- Ох, ну и кокетка Вы, Анна Иванна! Что я Вам почитать приготовила! Вот два журнала и новый детектив!
- Спасибо Вам, дорогая, - поблагодарила старушка, раскланиваясь.
- Больше так не пропадайте! И звоните! Счастливо Иннокентий, береги хозяйку!

После этого диалога, я так и просидела оставшиеся 15 минут, зажав телефон в руке, глядя внутрь себя. Какой-то другой мир. Без пафоса и фальши. Вот она - та самая Москва, что рисовалась мне в "Двух капитанах" и "Детях Арбата", вырастившая Булата Окуджаву и Владимира Высоцкого... Она оказалась такой реальной и близкой.

И вот мы уже дружим с Ольгой Михайловной!
А я читаю книги, ожидая Савву!
А Савва отдыхает между домашними уроками не в планшете, а с лего или рисуя.

Спасибо, Мироздание, за очередной урок.

«Подсолнух» ищет дом

Originally posted by tvoifilm at «Подсолнух» ищет дом

Детский центр «Подсолнух» семь лет существовал в подвале жилого дома.  В центре занимается больше восьмидесяти детей с ограниченными возможностями (ДЦП, аутизм, тяжелая умственная отсталость и т.д). Часто в «Подсолнух» приходят дети, которых никуда не берут. Говорят, что они необучаемые. В «Подсолнухе» уверенны, что необучаемых детей не бывает.

 

122.67 КБ

240.61 КБ

Когда у центра забрали половину подвала, в шестидесяти квадратных метрах детям и педагогам стало не то чтобы некомфортно, просто невыносимо. И мы стали искать новое помещение.

Обратились в Мосгордуму, получили ответ, что Москва буквально заполнена подобными центрами и весь фонд нежилых помещений, выделенный городом для работы с такими детьми исчерпан.

И тогда нам пришлось искать коммерческую недвижимость: 80-100 квадратных метров, не подвал, не более 100 тысяч рублей в месяц.

Казалось бы, найти не сложно.
Одно из первых помещений, которое мы смотрели, подходило нам идеально. Нашими соседями должны были быть милиционеры ( пункт общественного порядка), которые резко отказались от соседства с детьми. Понимаем, ищем дальше.

Следующее. Муниципальное помещение. Работники муниципалитета заинтересовались нашей деятельностью, ведь город выделяет много помещений под социальные нужды, в которых, правда, на деле, занимаются совсем не тем. Мы - хороший вариант и деньги можем платить и их прикрыть. Но муниципалы передумали и забрали его под свой офис. Предложили нам другое помещение, за какие-то сумасшедшие деньги. Ищем дальше.

За приемлемые деньги находим хорошее помещение в Сокольниках, цокольный этаж. У них ТСЖ, аренда безналом, нам подходит. Мы объясняем, с какими детьми работаем, как происходит работа. Председатель Гусев дает добро. Ура. Наконец-то! 

С нами в коридоре будет находиться турфирма, которая, если у нас возникнут с ней непонимания, съедет. Так как мы снимаем 6 кабинетов, а они один. Аргумент? Аргумент. И мы перевозим вещи (7-тонный грузовик), разгружаем, расставляем, украшаем.

184.38 КБ

Начинаем работать. Но директору турфирмы (молодой женщине) мы явно не нравимся. Когда она увидела девочку на инвалидной коляске, закрыла лицо руками. Описать это сложно.

 Потом директор фирмы нервно объясняла нам, что это «неприемлемо для ее бизнеса». Через два дня к нам приходит председатель и говорит, на нас жалуются. И что нам придется найти другое помещение. «Так ситуация сложилась», - неуверенно говорит он. Директор ООО «Тур Теннис» живет в этом же доме, и председатель ничего сделать не может.

140.18 КБ

Еще через два дня турфирма написала письмо-претензию.

Неужели дети с ограниченными возможностями должны обучаться за высоким забором, чтобы никого не травмировать?

Мы не сдаемся. За нами сильные родители «особых» детей, наши друзья.

Но все же, просим нам помочь в поиске помещения.

Параметры - те же, но возможно, придется искать помещение без соседей. Потому что далеко не все готовы к толерантности и инклюзии, про которую сейчас так часто говорят.

В идеальном варианте – помещение, выделенное государством. Будем признательны за любую помощь!

340.98 КБ

Сайт "Подсолнуха"  www.centr-podsolnuh.narod.ru

Берегись автомобиля

В моем беленьком Ауди есть такой ништяк, который доселе нам с Ситрохой был неведом - парктроник называется. Задний парктроник мне подарили в салоне, в качестве бонуса был установлен, т.к. оплачивать я его не хотела, а менеджер очень уж рекомендовал, поэтому взял да и подарил мне его.
Так вот. Паркуется мое авто теперь со звуками, от легкого попикивания, до истошных воплей. Вещь удобная, но раздражает порой.
А вот сегодня - спасло. И даже не меня.
Выпарковываюсь. Сзади никого. Пищит. Думаю, что за фигня, сзади же дорога и никого. Писк переходит в ПИСК. Выхожу из машины и обнаруживаю у своего заднего номера машины двухлетнего малыша, ковыряющего пальчиком огоньки моей машинки. В отдалении вижу скачущую мать, на бегу гасящую бычок ботинком.
Я вообще не матерюсь уже с некоторых пор. Тем более при детях. Но тут в моей голове прозвучало несколько нецензурных изощренно построенных словесных композиций. Стало ужасно страшно. Если бы не парктроник - вряд ли бы я заметила маленький колобочек с помпоном. А матери я ... "ничего не сказала золотая рыбка, только хвостиком вильнула и уплыла в синее море" (с) Что уж тут скажешь. Иногда за детьми не уследишь. Думаю, что она достаточно испугалась, чтобы я еще ее при ребенке песочила.
Будьте осторожны, господа.

Искренне Ваша, Доктор С.

Про какашки, 1 сентября и автомобили

Ну, вот, как всегда, в нашей стране все упирается в какашки.
Ждем стула и кала, без них в детский сад не пускают. А Савва, как назло, продуцированием искомого продукта занимается в неурочный час - т.е. днем или вечером. Терзать ребенка клизмами и свечками - считаю садизмом, поэтому в сад мы сегодня торжественно не пошли. А всех, кто пошел в сад и школу - от всей души поздравляю!


У нас сегодня, как водится, затишье и благодать. Народу - на полторы капельницы. Занимаюсь наукой... Тухляк, одним словом.

И погодка, тудыть ее за ногу, банты небось все обмочила первоклашкам.

Кто не в курсе, я продаю Ситроху. Если вдруг есть желающие - своим френдам и их френдам сделаю скидку.

Новую машинку протестировала. Жду.

Никогда машины не продавала - дело темное, товарисчи, общаться с покупателями - это, видать, особое искусство, которому почему-то нигде не учат таких лохов как я. У меня есть друг, который поддерживает и советует, иначе бы я совсем стухла.

Расскажите про подводные камни продажи б/у машин, пожалста?

Искренне Ваша, Доктор С.

И снова я - сама легкость и беззаботность

Утром собираюсь делать бутер с маслом, открываю

холодильник, достаю новую пачку, на ней вижу 72,5%.Думаю

«Ооо, круто, почти скачалось». Кладу обратно, закрываю

холодильник и жду, пока докачается и тут доходит что что-то

не так...


Рассказ какого-то студента о сдаче экзамена по акушерству.
Нужно было продемонстрировать вспоможение при родах на учебном тренажере. Тренажер - половина “беременной женщины” и соломенный “младенец”, которого нужно вытащить щипцами. Студент так старался, тянул, что не рассчитал свои силы – “женщина” с грохотом полетела на пол, “младенец” отправился вслед за матерью... Сам еле на ногах удержался. Ну, думает, все - экзамен-то я в прямом смысле “завалил”. Поднимает глаза на профессора - а тот с чувством юмора оказался - смотрит на него с хитрым ленинским прищуром и говорит:
-Ну, теперь еще папаше щипцами по башке, и вы полностью разделаетесь с этим дьявольским семейством.


Появились телефоны, встроенные в ухо, телевизоры, встроенные в глаз.
Ведутся разработки новых унитазов...

Воспитатель в детсаде помогает мальчику натянуть ботинки..... Он попросил помочь, и здесь было над чем повозиться: ботинки застряли где-то на полпути, и ни туда, ни сюда... Когда воспитательница, наконец, натянула второй ботинок, пот с неё лил градом. Она готова была рыдать, когда этот мелкий выдал: "А они не на той ноге!". Действительно, правый ботинок был на левой ноге, а левый на правой... Снять ботинки было не легче, чем надеть... Воспиталка еле сдерживала себя, натягивая правый ботинок теперь уже на правую ногу. И тут пацан объявляет: "Это не мои ботинки!" Она с силой прикусила язык, чтобы не наорать ему в рожу "ЧТО ТЫ РАНЬШЕ МОЛЧАЛ-ТО???!!!" И снова она полчаса маялась, пытаясь стянуть эти ужасные ботинки. Когда ей это всё же удалось, он сказал: "Это ботинки моего брата. Мама заставила меня носить их." Воспиталка уже не знала, смеяться ей или плакать. Собрав последние силы и терпение, она всё же натянула ботинки снова и спросила: "А где твои варежки?" На что мальчик ответил: "Я запихал их в носки ботинок..." Суд над воспитательницей начнётся на следующей неделе...

мотоциклист

дрын-дын-дын-дын-дын, дрын-дын-дын-дын...
... призывно рычал перекресток:
всеми цветами радуги, вплоть до серебристого металлика, привлекал к себе внимание усталого, унылого, хмурого, рассерженного, веселого, спешащего, спящего и пыхтящего пешехода, мелькая то красным, то зеленым человечком, танцуя черно-белой зеброй и благоухая привычным городским парфюмом...
уставившись на витрины с противоположной стороны улицы, я перетаптывалась, считала, в уметила, и сколько еще можно потрат, сколько потратить, облизывалась на "обувной рай" и ностальгировала, глядя на беременных маникенов...
и вдруг оно подъехало и встало прямо передо мной.
нечто похожее на гипертрофированный детский велосипедик с мотором, пыхающий чем-то черным из тонюсенькой вибрирующей выхлопной трубы, с примотанным полосатым красно-белым скотчем сидением, покрытым куском одеяльца, с лилипутскими педальками и диссонирующим своими гигантскими размерами рулем от большого велосипеда "Украина". Сзади это существо, если можно так выразиться, имело багажник, сделанного из картонной коробки, примотанной тем же самым красно-белым скотчем. Спасибо и на том, что скотч одного цвета, более богатой цветовой гаммы мой мозг уже бы не выдержал. Владелец данного траспортного средства, позволю себе этот комплимент, ибо восхищает смелость и находчивость, выглядел в абсолютной гармонии со своим железным конем. Худенькое 18-19-летнее тельце было прикрыто черными тонким джинсами, ветровочкой, из под которой торчал донельзя растянутый воротник выцветшей водолазки. Тонкая длинная шейка, как стебелек лотоса, держала на себе непропорционально большую голову, обрамленную нечесанными вихрами русых волос, и нахлобученную наспех шапочку-плевочек. Позвоночник человека был скрючен буквой "зю", и все его существо являло собой точную копию фигуры шахматного коня, перед решающей схваткой с вражеским ферзем. Самое же ужасающее в облике этого парня были его губы. А вернее то, что было вместо них. От постоянного воздействия ветра и непрестанного облизывания, губы потеряли свои границы и диаметр слизистой его ротового отверстия увеличился сантиметра на полтора. Коричнево-красная кайма почти доходила до носа и захватывала половину подбородка. Глаза его были устремлены вдаль, язык же лихорадочно облизывал то, что когда-то называлось губами.
Его мотоциклет громыхал так, что практически заглушал вой скорой помощи, нетерпеливо толкающуюся в пробке, словно конь в стойле.
Удержаться от смеха я не могла. Мои глаза были расширены удивлением и ужасом. Светофор уже давно торопил меня мигающим зеленым, но я все стояла и хохотала. И не одна я! Все, кто скопился у перехода не могли отвести глаз с этого "юного Че".
Никто так и не перешел тогда светофор с нашей стороны. Мотоциклист уехал. Мы провожали его взглядом, улыбались и переговаривались - делились впечатление, так сказать.
Куда он так торопился?
:p
 

Мамшка

 
Месяцев 5-6 беременности было тогда мамке, что ли. Избавиться от меня хотела. Чего только не делала: и бурду какую-то пила,
и внутрь дрянь всякую заливала. Одинадцатая я была. Куда ж еще один рот? Вот и решили они с бабкой меня выбросить. Лето было.
Конец августа. Жара стояла, хоть нагишом ходи. Родилась я ранним утром. Спеленала меня бабка и на печь - вечером выбросим,
чтоб никто не видел.
Мать моя на лавке лежала: потная, некрасивая, глаза злые и уставшие. "Сейчас снеси". "Нет, - отрезала бабка, -
аботы шибко много, пущай на печи полежит, а к ночи снесем".
Около избы нашей, шагов 100, овраг глубоченный был. Давно его выкопали, торф добывали, да и забросили. Речушка там теперь бежит.
Вот так до вечера я и лежала на печи, завернутая в старые мамкины тряпки, никому ненужный кусок плоти.
день прошел в хлопотах, как обычно. Бабка кашу варить в печи не стала, на улице на камнях огонь развела.
"Охота тебе с костром возиться? - проворчала с лавки мать. "и так-то жарко в избе, а тут еще и печь топить". " что ж в другие дни топишь?"
"То в другие дни" - хмуро сказала бабка и вышла с чугунком в сени.
Мамка пролежала до полудня в темной избе, потом уж и вставать надо было, работа-то стоит.
Тело опухшее, грязное, липкое внизу, обтерала тряпками, да на лавку села, а встать не может. Сил совсем не осталось.
Собралась, было, снова попробовать встать, а нога правая не идет. Как тут она закричит, как завоет. Бабка из сеней прибежала,
смотрит на нее, окаянную, чего, мол, кричишь, дура? "Идти не могу, нога отнялась". Бабка раками всплеснула, вытерла их
о грязный серый фартук, уложила невестку на лавку снова и ногу подвязала повыше. "Что ж за напасть, - говорит, - бесы тебя
распяли, бесы". Так и вышла во двор, головой качает, причитает. Мать весь день лежала на лавке, стонала, только воду пила и слезы лила.
"Да кому слезы-то твои нужны, дура!" - ворчала бабка.
Вечером, подоив корову, пришла бабка в избу, усталая, глаза грозные. Смотрит на мамшку, а она глаз воротит, злится на нее.
"Снеси, - говорит, - сама к оврагу ее снеси, видишь, не могу я." Подняла на нее бабка глаза, а в них столько тоски и боли.
Достала она меня с печи. Думали они, что отдала я там Богу душу. Меня туго спеленали. Часов 10 пролежала на печи.
Развернула тряпки, а я как закричу, что есть мочи. Вся красная стала от ора, щеки пунцовые, тельце трясется.
"Не понесу!" - говорит бабка. Мать привстала, глядит на нас с бабкой с ненавистью и глаза сверкают: "Неси!" А бабка молча спеленала меня в чистое,
и говорит ей, тихо так, строго: "Титьку давай". Мамшка руку занесла перед собой, прижала к груди, глядит на старуху изподлобья: "Не дам!"
Подошла тогда к ней бабка, своей шершавой морщинистой рукой отодвинула материну голову, рубаху задрала и приложила меня к груди.
и вцепилась я мертвой хваткой в эту проклятую жизнь. Вот так и осталась на этом свете.
Всю свою жизнь я буду помнить бабку. любила я ее и она меня. Всегда мне то картошку в подол кинет , чтоб никто не видел, то корку хлебную всучит.
Хорошая она была, красивая. Маленькая старушка в клетчатом платке, заостренном вверху по тогдашней моде, смотрит на меня со снимка глазами светлыми,
измученными, удивляется, небось, как же так мне жить хотелось тогда...
А через 10 месяцев война началась. Всех мужиков забрали. В семье только и остались, что бабка, мамшка, сестры да я.
За старшего остался брат, 13-ти годков. Он мне и за отца, и за брата был. Слушались мы его. Не знаю как мы выжили. Голод был.
Молока у мамшки не было. Голодная весь день ходила - откуда молоку-то взяться. Идет, бывало, по двору, крапиву молодую у забора увидит и в рот.

Немцы до нас не дошли 40 километров. Мичуринск разбомбили, а до нас не дошли. Корова у нас была. Отелилась она, так телка в избе держали, а то
люди-то голодные, того и гляди украдут. Корову у окна стерегли дети, по очереди. Мамшка нажарит семечек и щелкаем ночь напролет, чтоб не уснуть.
Мне лет 6-7 было, когда брат женится решил. Девушку из соседней деревни привел, ладную, с косой длинной, только ростом мала. Мамшка тогда еще курицу у соседки купила.
Приготовила ее в печи, а мы все кругами ходили, нюхали. Кормили ею только сватов, да жениха с невестою. Мы так и сидели на лавке голодные. А потом брат блевал за домом,
с непривычки, видать, водки много выпил. Я подглядела за ним, да как ушел, расковыряла то, что он вырвал, и подъела за ним. Ревела и жрала. Только вот не помню чего ревела.
Противно было или от счастья, что мяса испробовала? Не помню уже. А как Сталин умер, мне 13 лет было, нам в колхозе зерна дали малость. Вот тогда я впервые блины попробовала. Ничего вкуснее тех постных блинов не едала в жизни.

А мамшка так и не полюбила меня. Только вот как совсем старая стала, позвала меня и сказала: "Как слягу, ты глядеть меня будешь". "Мамшка, зачем тебе это нужно? Ведь не любишь ты меня".
"Ты все верно делать будешь. Вот схоронишь меня, тогда проваливай". Так и сталось.