Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Единая? Свободная? Нет! Мертвая страна!

Украины больше нет.
Ее убили, сожгли в Дома Профсоюзов в Одессе. Сожгли как чучело весны в масленицу. Сожгли как прощальное письмо над свечой.
Невозможно смотреть без отвращения на флаг страны, с которыми молодчики из правого сектора и ультрас шли на штурм здания, укрывшего мирных жителей в Одессе.
Больше одесситы, жители Донбасса, не захотят под этим знаменем называть себя украинцами. Этот флаг залит кровью.

Я - врач, мне 35 лет. Приехала к маме в Одессу на майские праздники с маленькой дочкой и сестрой. Мы увидели в интернете призыв, что нужна медицинская помощь и медикаменты и пошли. Просто отнести бинты и перекись водорода. Просто поддержать. На Куликовом поле почти никого не было. Основные беспорядки были в центре города: на Греческой, Преображенской.
Оказавшись вблизи эпицентра событий мы поняли, что это не "наши", вокруг были вооруженные автоматами люди, кучки парней с закрытыми лицами, в комуфляже. Нам стало очень страшно и мы решили оттуда идти к "своим". Но как? Где они? Спрашивать людей мы опасались, потому что не знали кого они поддерживают. И вдруг стали кричать: врача, врача! Я побежала. На земле лежал парень, с узкими как точка зрачками, его били конвульсии, пульс был нитевидный. Я сказала, что я врач, но ничего толком не успела сделать. Приехала скорая. Мы вместе погрузили его на каталку, парень уже отключался. Его уже почти увезли, и мы увидели второго, с перебитой головой, стали бить по машине скорой, чтобы не уезжала и взяла еще и этого раненого. После этого мы решили срочно уходить из вражеского тыла.
Выйдя на Преображенскую мы увидели толпу милиционеров со щитами и в масках. На их лицах был страх. Мы стояли и плакали, снимали на телефоны, когда увидели надвигающуюся толпу ультрас и правосеков. Они шли и скандировали "героям слава"... Страх и ужас охватил нас: по улицам нашего мирного города, города-героя Одессы, маршировали фашисты. Когда-то, 70 лет назад, от нацистов нашу землю освобождал наш дед, и вот, происходит то, во что невозможно поверить, с чем невозможно смириться - оскал фашиста, который с цепью и дубинкой, кричит "слава украине"...
Мы понимали, что где-то там, ближе к Дерибасовской наши ребята, одесская дружина, и на них, на эту незащищенную безоружную кучку ребят, несется лавина вооруженных до зубов, разъяренных, обкуренных, накаченных наркотиками, бездумных, зомбированных фашистов. Мы видели, как по тротуарам к ним примыкали сочувствующие из местных, кто в велосипедных касках и с битами, но это были одесситы, молодые, обозленные предатели. Они горда вышагивали, пытаясь идти в ногу с толпой убийц.
Мы поняли, что пробраться к своим мы не сможем, да и будет это уже просто самоубийством. Мы позвонили знакомой, которая осталась на Куликовом поле. Она сказала, что раненых привезли туда и нужны медикаменты. Зажав в руке свой маленький пакетик с бинтами и склянками, мы побежали по смежным с Преображенской улицам. На Куликовом поле народу было мало, к нам подошла пожилая женщина и спросила кому отдать бинты. В руке она сжимала грязные, старые бинты - все, что могла принести. Она пришла туда с больным, слепым, сыном. Мы подключились к тем, кто отковыривал брусчатку и таскал бревна и листы шифера, мастеря нехитрые баррикады. Все было вяло и непонятно. Кому отдать медикаменты, чем помочь. Мы минут пять пытались сориентироваться и сестра пошла в дом профсоюзов, чтобы отдать наш пакетик с бинтами. Мне крикнул мужчина в комуфляже: что стоишь?! Помогай! Передвигаем баррикады ближе к зданию, иначе мы не выстоим! Началось движение, хаотичное и странное. Я побежала к разобранной палатке, схватила скамью и понесла ее к ступенькам у колонн здания, потом схватила мангал и тоже отволокла к новым заграждениям. Руки были в саже и я машинально вытерла их о джинсы. Тогда я еще подумала: вот, черт, они же новые, я их сегодня купила. Вот о чем я думала в те минуты. Ощущение какого-то сюрреализма, какой-то другой реальности. никто не верил, что закончится этот бой так...
Вдруг стали кричать: они идут! Все в здание! Они приближаются! Женщины внутрь!
Я стояла в нерешительности. Мысли кружили в голове как шальные: нет, надо отсюда бежать, не надо в здание! Где Юля?!
Сестра ведь пошла внутрь относить медикаменты! Я побежала за ней. Меня толкали, ругались, что мешаюсь под ногами. Народ сновал туда-сюда, баррикадируя вход. Я просочилась в холл, весь в осколках, битком народу.
Я увидела на лестнице сестру, она снимала на телефон, с растерянным лицом, в глазах слезы. Она поднималась вверх вместе с толпой. Я закричала ей: Юля! Ко мне! немедленно иди сюда!
Она, словно в тумане, повернулась на мой зов и пошла вспять, продолжая снимать. Я схватила ее за руку и рванула к выходу. Мы пробирались сквозь узкий проход, натыкались на вбегающих в ужасе и страхе людей.
В какой-то момент я поняла, что убегаю от здания без Юли. Я повернулась и увидела, как она встала замерев со своим телефоном и снимает, как со стороны парка выбегает толпа разъяренных фанатов и правосеков. Я заорала: Юля, бежим! И мы побежали. Слезы лились из глаз. Мы все время оглядывались и не могли поверить, что все происходит на самом деле. И тут мы увидели, метрах в ста от дома профсоюзов, кучку милиционеров. мы закричали им: вы что здесь делаете?! почему вы их не остановите? Вы отворачиваетесь?! Предатели! Трусы! Как вы будете с этим жить?!
Мы бежали, и кричали, и плакали! Взобравшись на мост через железную дорогу, мы повернулись, чтобы посмотреть на здание, и увидели клубы дыма. Господи! Они же внутри, их сотни, мирных людей, таких как мы, которым негде было спрятаться! О Боже!
Уже через 5 минут мы были дома. Я схватила дочку и стала ее целовать. Я не понимала, что произошло, до конца не осознавала, что мы чудом спаслись. А потом начались первые сводки новостей.

И наступил траур.
Одесса погрузилась во мрак. Больше не будет той Одессы, в которую я ехала, чтобы посмотреть на любимые улочки, на голые пятнистые платаны, на море, на весеннее солнце и почувствовать себя снова дома. Никогда прежде я не ходила по городу с таким недоверием к людям и болью в сердце. Никогда не вглядывалась в лица людей, пытаясь разобраться за кого они. Не было страха выйти с ребенком на прогулку в центр города, а теперь он есть и он животный, утробный, всепоглощающий. Страшно одеть георгиевскую ленточку, которую в прошлые годы я цепляла на детскую коляску или на свою сумку. Страшно выйти к вечному огню 9 мая.

Ни одна страна мира, кроме России, не высказала соболезнований. Никто, кроме России, не осудил геноцид против своего народа.

Все, что произошло, было спланированный акцией, хорошо подготовленной провокацией. Но даже они, те, кто спонсировал эти беспорядки, обернувшиеся чудовищной трагедией, не думали, что обернется все братоубийственной войной, смею я надеяться. Или им все-таки безразлично? Судя по блоггам и твиттам сторонников евроинтеграции, предателей и фашистов среди нас больше, чем ожидалось...

И вот сейчас в голове всплывают обрывки воспоминаний: девушка, которая звонила сестре (они на Куликовом поле обменялись телефонами) и говорила ей - беги на Куликово поле, там нужна помощь, а после событий перезванивала и спрашивала сколько людей в здании, трубку брал какой-то мужчина и тоже пытался выведать какую-то информацию. Сестре тогда и эта девушка, и тем более зачем-то взявший телефон с расспросами мужчина, показались очень подозрительными. Но нам было не до этого. А в момент, когда стали всех загонять внутрь... Я почувствовала, что нужно оттуда бежать, а не прятаться в здании, мужчина, который заорал на меня, толкая в здание, мол, прячьтесь, спасайтесь... Что это было? Я боюсь клеветать на людей, но в голове все больше сомнений, а не провокаторы ли это были? У меня пока только одно объяснение произошедшему, люди спрятались в этом огромном каменном здании, надеясь, что оно выдержит натиск хулиганов, но не убийц и поджигателей. Это ни кому тогда и в голову прийти не могло...


Может, моя статья никуда и не попадет и это сплошные эмоции. Но я знаю, что я хоть что-то делаю.

Искренне Ваша, Доктор С.
05.05.2014
Одесса

Моя личная просьба

Я сейчас в Одессе.

Вот то, что я написала в первые минуты после событий у себя в дневнике:

Мы только что с Куликова поля. Принесли медикаменты к дому профсоюзов, помогали строить баррикады. Внутри много раненых, их привезли с дерибасовской, преображенской, бунина... Убитых по разным данных от 3 до 8 с нашей стороны.
Через 3 минуты после нашего ухода его взорвали.
Не пойти не могли. Там и так очень мало народа. Ну как же майские, шашлыки, лишние переживания...
Девочки, Юля снимала. Много фото. Я позже выложу. Свой телефон я утопила случайно.
Мы сначала не сориентировались и пошли к Афине, где и начались столкновения ультрас и правого сектора с одесской дружиной (тех, кто за федерализацию). Майданутых было больше. Мы даже кинулись, не разобравшись, помогать раненому, я помогла, но я уже тогда поняла, что помогаю врагу. Ушла оттуда сразу как его увезла скорая. Рядом стояли его соратники - все под наркотой, пахнут спиртным. Мы стали идти переулками, пытаясь добраться до своих, но вокруг были одни фашисты. Свастика на рекламных щитах, на стенах домов. Свежее графити. Потом мы вышли на преображенку. Там было много милиции. Мы остановились и увидели их... Они шли с палками, цепями, битами, с рюкзаками, в балаклавах, шлемах, орали свои бандеровские речевки и ржали... Менты просто расступились и пропустили их на наших ребят! Молча расступились!!! Мы побежали на Куликово поле, это довольно далеко, но мы неслись как могли. Прошел слух, что раненых туда увезли. И наша помощь нужна там. Мы пришли: полторы старушки с палками и грязными бинтами, времен обороны порт-артура - вот кто пришел помочь сторонникам федерализации в Одессе. Человек сто, вместе с активистами. Менты, как вы можете догадаться, нервно курили в сторонке. Люди ковыряли брусчатку, строили нехитрые баррикады на расстоянии 50 метров от дворца профсоюзов. Минут 5 мы просто стояли и пытались сориентироваться, где нужна наша помощь. Отдали медикаменты в здание. Перевязала пару легко раненных. Потом стали носится мужчины и всех загонять в здание. Женщины в здание! - кричали они. Мы с Юлей увидели как надвигаются те самые, которых мы видели на поеображенке. Юля все снимала и побежала со всеми в здание. Но я не могла туда идти - это же тупик, у меня дома Тася и мама! Я схватила Юлю и мы побежали обратно на улицу. Пару раз я теряла Юлю в толпе. Потом находила и бежала. Вся в саже, потому что помогала переносить к баррикадам котел и лавку. Мы убегали и слышали наростающий гул. Повернув к мосту на снеднефонтанской, мы услышали взрывы и повалил дым. Мы бежали и плакали, в саже и ужасе... А там внутри люди! Как они?! Но мы бежали, была слышна стрельба. У врага были автоматы! Мы их видели, Юля все сняла! Сейчас мы дома и никакой информации вообще!!!
Мы бежали мимо стоящих кучкой ментов. Все люди, разбегающиеся от Куликова поля, слали им проклятья и крыли матом, они стыдливо отвлрачивались.
Я до сих пор дрожу вся.
С даже не могу до конца осознать что это вокруг творится, но происходит что-то очень нехорошее. И это не истерика, я отдаю себе отчет, что жизнь в опасности, я не лезу на рожон, но и молчать, глядя на захват Одессы фашистами практически накануне 9 мая - считаю позором украинских властей и ответственность за весь этот беспредел лежит на них!!!

Вот на следующий день:

Только что вернулись с Куликова поля...
Возложили цветы.
Там стоят стеной менты...
Мы не сдержались. Как мы кричали плакали, мама, Юля, я, другие люди, в основном там пожилые... Много цветов.
Как можно относится к украинскому флагу после того, как люди били стариков, одному ногу отрубили топором, за то, что он им сказал слово поперек. есть видео в ютубе.
Как я могу относится к украинскому флагу, который рябит по городу с черными ленточками, а у меня ощущение, что это насмешка ультрас и правосеков, которые добивали погибающих, делали селфи с убитыми, грабили их...
Стоят теперь эти менты. И отворачивают глаза. А я говорю, где вы были???? Что вы сделали???? Расступались на пути этой реки смерти?! Мне их не жаль! У них семьи? А у тех, кто с палками горел в доме профсоюзов что? Вы о чем?!
Я сегодня была в церкви. Она пуста. Улицы пусты. 4 человека на службе в храме?! Где все? сидят по норам?! Мы шли по городу и было ощущение 41 года. Фашисты идут на Куликово поле кучками ржут. Убийцы любят возвращаться на место преступления.
Да, у меня эмоции. Это стыдно?!
Списков погибших нет.
Большой дядька, поэт Негатуров, погиб там.ару и прочиъ Он вчера подошел к Юльке и сказал: девочка, такая молоденькая, иди от сюда.
У него остались 3 дочери.
Я была практически одна с георгиевской ленточкой там.
Одна. Я не брала, ибо боялась. И мама не взяла, и Юля. Но мы увидели валяющуюся и я подняла ее с земли и одела. Я больше ее не сниму.
И я не боюсь. Мне стыдно за тех, кто предал своих дедов, идеалы, свой народ.
Бог все видит, ребята.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ, НА САЙТЕ УКРАИНСКОГО КАНАЛА ТСН ИДЕТ ГОЛОСОВАНИЕ ( ОНИ ОБЪЯВЛЯЮТ ЮГОВОСТОК ТЕРРОРИСТАМИ). НЕУЖЕЛИ МЫ НЕ СМОЖЕМ ПЕРЕГОЛОСОВАТЬ УКРОНАЦИСТ?


Это тоже бой... информационной войны...
И мы должны переголосовать ...
Нельзя , что бы они наших братьев называли боевиками и террористами!!!

http://tsn.ua/
голосование справа внизу странички


Искренне Ваша, Доктор С.

Бодримся

Водите машину аккуратнее, не гоняйте, а то эти пешеходы, тудытьтвоюналево. Сегодня молоденькая девочка-аспирантка, наша коллега из башни, рванула за телефоном, забытым в машине, через дорогу, и попала под колеса бедолаги, которая и ехала-то не быстро, но удар оказался сильным, девушка в коме. Сама виновата стопудов. Но ответственность по-любому на водителе.
Жалко всех. А вы говорите, рак.

Честно говоря, настроение с утра отвратительное. А все из-за CNN. Чесслово, уроды. Понятно, что не все американцы такие, но сразу как-то внутри холодок неприязни пробегает. Назвать памятник воинам, оборонявшим Брестскую крепость, самым уродливым и сказать, что у воина запор, поэтому такое выражение лица - это ИМХО за гранью. Я понимаю, людям заняться нечем, ну сравнивайте между собой памятнике жабе и коромыслу, ну какие-то сопоставимые вещи должны быть... Мы должны быть толерантны к меньшинствам, любить и поощрять геев, да ради Бога, зато они могут себе позволить не уважать нашу историю... Воины, оборонявшие крепость, совершили немыслимый подвиг: без воды, они много дней были под сплошным огнем, что кирпич плавился... Как можно? Чесслово, как история с блокадой, даже противнее.

У меня лечится монашка. Такое светлое эфемерное создание. Долгое время у нее не было даже прописки. Благодаря нашим врачам, она ее получила, в какой-то глухой деревне. Монастырь ее отнюдь непроцветающий, а совсем наоборот. У нее нет ни пенсии, ни родственников. Лекарства достать тоже негде. На этот курс я ей достала. Часть купила, часть нарыли по больным с коллегой Л., у кого что оставалось собрали и дали. А что делать дальше - ума не приложу. В фондах и благотворительности я не асс. Не знаю как ей помочь. Может, подскажите.
Ей нужна резорба 4 мг ежемесячно. Стоит (по разным аптекам смотрела на медлюксе) от 2500 до 7500 руб. ее районный онколог существует как единица, но фактически он недосягаем, ибо полгода как на больничном. Планируем ей инвалидность тут оформить. Я понимаю, что для меня лично - это страшный геморр, но никто ей не поможет. Блин, и дело даже не в том, что она монашка и молится за всех за нас. Просто ей реально никто не поможет, если не мы. Никакого пафоса и заискиваний. Никакой жалости к себе или роптания. Я смотрю на нее и понимаю, что ей очень плохо и больно, но она улыбается и все время шепчет: "спаси Господи".
Лечу ее лично я. Если кто может денег дать для нее - буду благодарна.
Доктор С.
00a68gks

Суетливое

Со мною вот что происходит (с)
Несколько дней назад спутала Марке и Моне, вчера - Ренуара и Рембранта, сегодня Сезана и Ван Гога, а что будет завтра? Забуду как меня зовут: Катя, т.е Лена.

Слушайте, а я единственный человек в Нерезиновске, который терпеть не может снег и не тащится от словосочетаний: "крупные хлопья снега, мягкие пушистые сугробы, санки, ледянки, снежные бабы..."? Вижу в этом стихийном бедствии только: наледи, месиво на дорогах, примерзшие дворники, невозможность парковаться, мокрые ноги, колючие снежинки в лицо. Брррр. "ЭНДРЮ Мо-ни-ка! Убирайся домой!" Нам и без циклона жилось шоколадно от политых жижей дорог.

А  Вас уже рождественско-суетливое настроение охватило? Судя по пробкам в субботу и количеству людей в торговых центрах - все уже активно суетятся. И вот я думаю, а как бы этой суеты избежать и спокойненько пошопиться? Как это сделать? Чтобы без пробок и без толп? Нереально?

Хотелось бы еще Ваши идеи про подарки на работах и приятелям-приятельницам? Что-то мило-однотипно-экономное?

Искренне Ваша, Доктор С.

«Подсолнух» ищет дом

Originally posted by tvoifilm at «Подсолнух» ищет дом

Детский центр «Подсолнух» семь лет существовал в подвале жилого дома.  В центре занимается больше восьмидесяти детей с ограниченными возможностями (ДЦП, аутизм, тяжелая умственная отсталость и т.д). Часто в «Подсолнух» приходят дети, которых никуда не берут. Говорят, что они необучаемые. В «Подсолнухе» уверенны, что необучаемых детей не бывает.

 

122.67 КБ

240.61 КБ

Когда у центра забрали половину подвала, в шестидесяти квадратных метрах детям и педагогам стало не то чтобы некомфортно, просто невыносимо. И мы стали искать новое помещение.

Обратились в Мосгордуму, получили ответ, что Москва буквально заполнена подобными центрами и весь фонд нежилых помещений, выделенный городом для работы с такими детьми исчерпан.

И тогда нам пришлось искать коммерческую недвижимость: 80-100 квадратных метров, не подвал, не более 100 тысяч рублей в месяц.

Казалось бы, найти не сложно.
Одно из первых помещений, которое мы смотрели, подходило нам идеально. Нашими соседями должны были быть милиционеры ( пункт общественного порядка), которые резко отказались от соседства с детьми. Понимаем, ищем дальше.

Следующее. Муниципальное помещение. Работники муниципалитета заинтересовались нашей деятельностью, ведь город выделяет много помещений под социальные нужды, в которых, правда, на деле, занимаются совсем не тем. Мы - хороший вариант и деньги можем платить и их прикрыть. Но муниципалы передумали и забрали его под свой офис. Предложили нам другое помещение, за какие-то сумасшедшие деньги. Ищем дальше.

За приемлемые деньги находим хорошее помещение в Сокольниках, цокольный этаж. У них ТСЖ, аренда безналом, нам подходит. Мы объясняем, с какими детьми работаем, как происходит работа. Председатель Гусев дает добро. Ура. Наконец-то! 

С нами в коридоре будет находиться турфирма, которая, если у нас возникнут с ней непонимания, съедет. Так как мы снимаем 6 кабинетов, а они один. Аргумент? Аргумент. И мы перевозим вещи (7-тонный грузовик), разгружаем, расставляем, украшаем.

184.38 КБ

Начинаем работать. Но директору турфирмы (молодой женщине) мы явно не нравимся. Когда она увидела девочку на инвалидной коляске, закрыла лицо руками. Описать это сложно.

 Потом директор фирмы нервно объясняла нам, что это «неприемлемо для ее бизнеса». Через два дня к нам приходит председатель и говорит, на нас жалуются. И что нам придется найти другое помещение. «Так ситуация сложилась», - неуверенно говорит он. Директор ООО «Тур Теннис» живет в этом же доме, и председатель ничего сделать не может.

140.18 КБ

Еще через два дня турфирма написала письмо-претензию.

Неужели дети с ограниченными возможностями должны обучаться за высоким забором, чтобы никого не травмировать?

Мы не сдаемся. За нами сильные родители «особых» детей, наши друзья.

Но все же, просим нам помочь в поиске помещения.

Параметры - те же, но возможно, придется искать помещение без соседей. Потому что далеко не все готовы к толерантности и инклюзии, про которую сейчас так часто говорят.

В идеальном варианте – помещение, выделенное государством. Будем признательны за любую помощь!

340.98 КБ

Сайт "Подсолнуха"  www.centr-podsolnuh.narod.ru

Я так хочу туда, в начало... История Золушки

Когда люди влюблены, они так многое прощают друг другу и многого не замечают.
Они открыты, беззащитны, ранимы...
И в то же самое время ничего лишнего, постороннего в их жизнь проникнуть не может.
Закрытый мир, замкнутый в ладонях и губах.
Как прекрасно наблюдать влюбленных.
Как прекрасно быть влюбленным.

Хотите расскажу Вам историю Золушки.

Целеустремленная, с активной жизненной позицией, белокурая красотка, которая знает себе цену и поэтому всякие там интрижки - это не про нее.
Она ждала своего принца. Периодически на пути симпатичной молодой девушки встречаются всякие принцеподобные особи, и отличить их от Настоящего Принца на белом коне с первого взгляда трудно.
И вот на пути нашей милой Золушки возник некто Y. Атлетического телосложения офисный клерк с отполированной лысиной и горящими глазами. Он внушил Золушке, что она и только она - та самая, о которой он грезил. Он наобещал ей много всего. строил планы на будущее и обволакивал вниманием. А милая неискушенная Золушка осторожно, робко открывала ему свое сердце. В которое он ворвался вихрем, расколошматил там все что мог и вдруг, в один прекрасный миг заявил, что "ему пока нечего ей предложить... что он не достоен ее... что он не готов еще к серьезным отношениям"... Ну не *удак-ли?
Золушка была раздавлена. Она так боялась влюбиться. И когда разрешила своему сердцу любить, открылась ему - он бессовестно растоптал ее чувства.
Смотреть на Золушку в этот момент Добрая фея (прим. автора - не иначе как, Доктор С.) без слез не могла. Грустные глаза с поволокой, поджатые губки, отрешенная маленькая Золушка... И тогда в воздухе возникла отличная идея - а не отправиться ли Золушке с подружкой в какие-нибудь теплые края, на реабилитацию? Сказано сделано. Брат Золушки - волшебник со стажем - пару раз взмахнув волшебной палочкой, устроил все в лучшем виде.
И вот Золушка с подругой улетели за моря.
И там... Там Золушка встретила Его.
На белом мустанге в ковбойской шляпе с лицом Брюса Уиллиса и сердцем Айвенго.
Их курортный роман перерос в серьезные отношения с приездом в незнакомую страну Россию, где медведи по улицам ходят, бочками глушат водку и которая не победила бы никогда фашистов если бы не они.
И вот теперь увозят нашу Золушку за моря-океаны, посадят нашу Золушку в золотую клетку, учить язык и сдавать экзамены для подтверждение диплома.
И глаза у Золушки всегда немножко с грустинкой, потому что виза так долго делается, а страна его так далеко и когда он говорит ей: "Гуд морнинг, май бьютифул Принцесс", она ему говорит: "спокойной ночи, любимый".
Милая К. - будь счастлива!

Искренне Ваша, Доктор С.

Идеальную женщину вызывали?

А я уже здесь!
По авторитетному мнению Доктора Г., я - идеальная женщина.
Почему?
А потому что я молчу - вот уже 2й день говорю мало и шепотом, ибо ларингит. Не спорю и не пререкаюсь, а если что-то кидаю в него, то как обычно, промахиваюсь, ибо Сабонис.
Иногда голос прорезается и тогда Доктору Г. в моем скрипе слышится голос ремарковской престарелой проститутки, сидящей у барной стойки кафе, а Альфред заводит свои марши...
Папа, поговорив со мной по скайпу вчера, сказал, что у меня прокуренный голос престарелой певички кабаре.
А больные радостно советуют мне пить тертый имбирь с медом, быть здоровенькой, потому что "как же мы без Вас", вот ведь заботливые эгоисты.
А все это откуда? Из саввкиного детского сада. Каждое его принесенное в дом простудное недоразумение у него проходит в два счета, а я потом недели полторы выгребаюсь. вот ведь забористая хрень.
Сходила на фильм "13". Неоднозначный, смотреть его надо только 1 раз, но оно того стоит.
А вообще я сейчас прекрасно себя чувствую и молчащей. И всем того же желаю.
Искренне Ваша, Доктор С.